японский язык – 日本語

японский язык как объект изучения обнаружился, наверное, из любопытства. я до сих пор воспринимаю его как математическую задачу, которую надо решать. потому что обычным способом его изучить нельзя.

начать хотя бы с японского письма. собственно, как говорят японоведы, это самое трудное в изучении японского языка. японцы, как известно, пишут не буквами, а иероглифами. но за долгую свою историю японское письмо постоянно видоизменялось и мутировало, что привело к сегодняшнему его состоянию, на первый взгляд совершенно лишенному какой-либо элементарной логической базы.

начнем с того, что в японском письме по сути три азбуки. любое японское слово/фразу теоретически можно записать минимум двумя, а максимум тремя способами (я не говорю о том, что можно записать еще и латиницей, которая в последнее время в японском языке получает весьма широкое распространение). этими способами являются хирагана, катакана и канджи (kanji, по-русски еще называют кандзи). канджи – это и есть те самые иероглифы, которые мы знаем по древнему египту или китайскому письму. каждый иероглиф (или сочетание), как правило, обозначает лексическую единицу – существительное или глагол. и так бы оно было, наверное, и в японском языке, если бы не выкрутасы истории.

дело в том, что до IV века н.э. в японии не существовало письменности – ну, дело обычное. в IV веке в японию через корею стали проникать тексты из китая – в то время уже имевшего вполне развитые способы для возможности запечатлеть устную мысль на бумаге (или что там у них было). японцы не стали изобретать велосипед, а просто стали использовать китайские значки, чтобы запечатлеть уже свою – японскую – мысль. но вот беда – китайский и японский языки таки разные! причем очень и очень разные – со своими устоявшимися грамматическими конструкциями, правилами спряжения/склонения, со своим словарным запасом, наконец!

к примеру, возьмем иероглиф 山. и с китайского и с японского на русский он переводится как “гора” и обозначает одну и ту же сущность – гору. однако, на китайском этот иероглиф читается “сан”, а на японском – “яма” (потому что для горы у японцев уже было слово для его обозначения – до того, как из китая проникла письменность), что уже порождает двоякочтение. далее оказалось, что в японском языке есть слова, для которых китайцы иероглифов не придумали. ну, скажем, как если бы американцы изобрели гамбургеры и стали искать в русском языке соответствующее слово. так вот получается, что не для всех японских слов можно подобрать иероглифы из китайского письма.

и самое противное: японский язык имеет и имел уже в IV веке свои законы изменения слов в зависимости от времен и прочих параметров, включая степень вежливости говорящего по отношению к собеседнику – т.е. свои окончания у слов – порой весьма и весьма замысловатые. понятно, что китайский язык, имеющий совершенно другую грамматическую основу, тут мог помочь очень мало. но японцы не дрогнули. они стали записывать специфические для японского языка окончания подходящими по звучанию китайскими закорючками. допустим, иероглиф 行 обозначает “идти”. но по-японски “идти” звучит как “ику”, “я иду” – “икимасу”, “я пришел” – “икимашита”. вот они и решили, что звук “и” они обозначат соответствующим китайским иероглифом (своего рода корень слова) – причем читая его по-японски, а остальное подходящими китайскими иероглифами, которые по-китайски читаются “ку”, “ке”, “ма” и т.д.

тут надобно сказать, что за время существования в японском языке выкристаллизовалась слоговая фонетическая система. другими словами японцы говорят не звуками (в нашем понимании), а целыми слогами (опять же в нашем понимании). т.е. любое японское слово можно разложить именно на слоги, которых в языке оказалось вполне конечное число. базовых гласных – пять: “а”, “и”, “у”, “е”, “о”, с которыми потом строятся сочетания с согласными: “ка”, “ки”, “ру”, “ме”, “на” и т.д. единственное исключение составляет звук “н”, который как бы относится к согласным, но не имеет гласного звука в придачу. к тому же он носовой.

всего базовых слогов (включая неслоговую “н”) во всем фонетическом многобразии японского языка обнаружилось 46 плюс 64 вариации с глухими/звонкими и дифтонгами типа “бью”, “кьё” – итого 110 (вообще-то, число это довольно вариативно, потому что и в современном японском на этот счет нет единого мнения, и даже википедия дает по этому поводу разные значения). в общем-то, не очень много – в китайском письме обнаружилось немало иероглифов – кандидатов на использование в роли слога. конечно же, такой выход из положения мог внести жуткую путаницу – как в данном месте читать тот или иной иероглиф – по-японски или по-китайски? существуют даже специальные термины обозначающие чтение того или иного иероглифа тем или иным способом: кун-йоми – по-японски, он-йоми – по-китайски. однако японцев это не сильно смутило – вероятно, потому что письмо ими воспринималось таки как вспомогательный способ обмена информацией. типа, жили до IV века без всяких закорючек и дальше проживем.

со временем и, вероятно, с появлением все большего числа образованных людей и возросшей перепиской стало очень накладно выписывать замысловатые японские окончания с помощью китайских иероглифов. значки для выписывания окончаний стали упрощать – чтобы их можно было быстрее записывать. так появилась хирагана – можно сказать, что-то вроде азбуки. потому что в отличие от канджи значков хираганы определенное и причем небольшое количество и обозначают они не сущности, а звуки – вернее, слоги.

собственно, любое слово, любую фразу на японском можно записать чистой хираганой, потому как она охватывает все фонетическое многообразие японской лексики. как, к примеру, можно записать 26 буквами английского алфавита любое английское слово. и между прочим, первое, чему учат детей в японской школе – хирагана. после изучения этой азбуки дети уже получают возможность записать любую свою мысль на бумаге.

казалось бы, почему бы японцам не сделать жизнь проще и не перейти полностью на хираганное письмо! не нужно было бы возиться с канджи, с разными вариантами чтения, написания и всем тем бардаком, который был порожден китайскими иероглифами в японском языке.

однако не все так просто. во-первых, в японском письме отсутствуют пробелы и большие буквы (хотя есть маленькие, но об этом отдельно). т.е., вообще говоря, нет возможности определить, где кончается одно слово и начинается другое. кроме этого в японском нет ударений (в европейском смысле этого слова) и практически нет интонаций. нет даже знаков препинания, выражающих вопрос или восклицание. из всех знаков препинания только точка (。), запятая (、) и кавычки (「」)! понятно, что при таком подходе любое японское предложение рассыпается в набор монотонно звучащих слогов, которые лепи в слова, как хочешь.

использование канджи для написания корней слов, а хираганы для окончаний дает возможность как-то визуально отделить слова друг от друга и разделить предложение на лексические составляющие.

но и это еще не все. кроме хираганы в VIII веке в японии появилась еще одна азбука. не совсем представляю, зачем она понадобилась, но факт остается фактом – была создана еще одна кана – катакана (в отличие от хираганы). за долгие века и в результате периодических языковых реформ эти две азбуки к настоящему моменту стали практически полностью идентичными – т.е. они обозначают один и тот же набор слогов, но разными значками. одна из недавних языковых реформ отвела катакане узкоспециализированную роль – сейчас катаканой пишутся слова, заимствованные из других языков (в т.ч. имена, географические названия и пр.), научные названия животных и растений, междометия и еще в каких-то случаях. хирагана используется в первую очередь для языковых конструкций, специфических для японского языка (в отличие от китайского), для написания фуриганы (подсказки хираганой мелким шрифтом над или под значками канджи – если читатель, вдруг, не знает, как их читать), а также, если пишуший не знает, как записать слово иероглифами канджи. во всех остальных случаях, по возможности, должны использоваться китайские иероглифы.

впрочем и тут имеются исключения. к примеру, некоторые издания сознательно ограничивают набор значков канджи для написания своих статей – чтобы даже выпускник средней школы мог их прочитать. к примеру, “asahi” (朝日) – ежедневная японская газета оперирует двумя тысячами с небольшим значков канджи; во всех остальных случаях используется хирагана.

так вот современное японское письмо представляет собой удивительную смесь из китайских иероглифов и значков двух азбук, в плане прочтения абсолютно дублирующих друг друга. вот пример: ジョンは山を見ている。 это предложение можно перевести как “джон видит гору”. слово “джон” заимствованное и потому записано катаканой – ジョン. далее идет значок хираганы, обозначающий субъект предложения – は(служебная частица, которая где-то способствует прочтению предложения, отделяя лексические составляющие друг от друга). далее идет слово “гора”, которая записана канджи -山. после этого опять служебная частица – を. затем мы видим еще один значок канджи見, который обозначает корень слова “видеть”. и в конце опять три значка хираганы, которые являются окончанием глагола – ている. кажущаяся на первый взгляд путаница имеет вполне логическое объяснение – будучи знакомым со всеми этими значками, можно разобрать предложение на составные части (в нашем мире – слова), из которых потом и рождается смысл всей фразы.

пожалуй, длинновато получилось. продолжу в следующей статье.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s