изучение нескольких языков сразу

да, изучение нескольких иностранных языков одновременно чревато некоторой кашей в голове, когда все перемешивается, когда внимание рассеивается, и сосредоточиться на чем-то одном стоит больших трудов.

однако же имеется один неоспоримый факт: планета земля – одна, и народы, ее населяющие, не живут в изоляции друг от друга – особенно в настоящее время. взаимопроникновение языков – процесс постоянный, извечный и иногда даже пугающий своей неотвратимостью. тем не менее на фоне все более агрессивного распространения английского языка можно из этого извлечь и некоторую выгоду – в частности, для изучения иностранных языков.

прав был безымянный полиглот насчет восемнадцати языков. девятнадцатый язык очень вероятно будет весьма схож с восемнадцатью другими – в разной степени, в разных областях он обязательно с ними пересечется. и чем дальше, тем каких-то уникальных, непохожих ни на один другой язык особенностей у новых языков для изучения будет оставаться все меньше.

не претендуя на всеобъемлющее изучение вопроса, хочу просто коснуться таких “областей пересечения”, которые лично мне весьма помогают сражаться с языками, которые я изучаю.

мое знакомство в латинским алфавитом началось в школе на уроках математики. углы треугольников обозначались буквами ABC и произносились “а, бэ, цэ”. более плотно пришлось заняться латинскими буквами, когда начались занятия по французскому языку. ну, а после этого приблизительно прочитать (хоть и не владея правилами чтения) можно было практически любой текст на любом языке, использующем латиницу как алфавит. конечно, каждый язык с этим алфавитом творит все, что ему вздумается, добавляет свои уникальные буквы, пририсовывает к имеющимся какие-то шапочки, птички и крючочки, но какие-то основные моменты произнесения латинских букв остаются общими и несомненно помогают. английский, итальянский, французский, чешский – почти без проблем я могу прочитать любое слово на этих языках и, если уж не смогу его правильно произнести, то найти в словаре и узнать его перевод могу без труда.

вообще, конечно, знание английского языка (даже в том объеме, в котором его знаю я) очень помогает при общении с другими языками. ну, хотя бы потому что я живу в стране, в которой этот язык является государственным, и где в книжных магазинах 99% места занимают книги именно на этом языке, включая и пособия по иностранным языкам. это во-первых. во-вторых, информации по тем же языкам на английском в интернете на несколько порядков больше, чем на любом другом языке (как впрочем по любому другому виду человеческой деятельности). в-третьих, из-за своей захватнической природы (увы, это в не укор английскому языку будь сказано – на его месте мог бы оказаться любой другой. сама природа языков, вернее их законы словобразования таковы, что мы имеем сейчас то, что имеем) английский язык продолжает наполнять другие языки новыми для них словами, используя для этого свою словарную базу.

а положение вещей таково, что “кто платит, тот и танцует музыку”. американский рынок является мощной движущей силой нынешней цивилизации. именно с его подачи в других языках появляются предметы, действия, сущности, которым не находится прямых аналогов “в своем отечестве”. и существование интернета только углубляет, усугубляет этот процесс. я бы сказал, что интернет является катализатором для процесса распространения английского языка. если раньше какой-нибудь утюг попадал в страну, где утюгов отродясь не было, ему придумывалось какое-нибудь сообразное название из слов местного языка, с использованием местных законов грамматики и словообразования. теперь же слова бегут впереди утюгов. железка еще не успела появиться на прилавках, а о ней в интернете уже известно все: как выглядит, как работает, сколько будет стоить и – главное – как называется по-английски.

да и не станем забывать, что сам интернет – изобретение именно американского научно-рыночного гения. и, находясь в виртуальном пространстве интернета, нам приходится волей-неволей играть по его правилам. да и как иначе?

взять тот же twitter. американцы, не особо морочась с поиском новых слов, придумали название для действия, которое заключается в том, чтобы поместить короткое сообщение для всеобщего обозрения на некую виртуальную доску. сообщение короткое, поток таких сообщений – как птичье чириканье: “чирик!” – сообщение, “чирик!” – сообщение. так и назвали – “to tweet” – т.е. в непосредственном переводе на русский – “чирикать”. как это перевести, допустим, на русский? ведь к русскому человеку данный глагол пришел не через птичье чириканье, более того, это не круто – сказать “я ему чирикнул пару сообщений”. на кнопке читаем “tweet”. нажав на кнопку, что мы делаем? “tweet”-аем. так и родился глагол “твитнуть”, который, хоть и переводится с английского “чирикнуть”, для русского человека уже означает совсем другое – совершенно конкретное и.. заморское..

собственно, опять же вины английского языка в этом мало. в любом языке есть следы проникновения других языков. когда в ту же америку залетел “утюг” с русским названием “спутник”, американцы не стали мудрствовать лукаво, а так и назвали новый класс аппаратов – искусственных спутников земли – “sputnik”. просто потому что у них таких аппаратов еще не было (или были, но назывались как-нибудь, как у нас было приняно называть до времени секретные разработки – “изделие номер 138”), а тут готовый аппарат и готовое название.

проблема в том, что до поры русский язык растерял свое былое влияние и в настоящее время сам идет на поводу у более передового, нового и перспективного. “компьютер”, “смартфон”, “риэлтор” – это то, что наполняет нашу жизнь сегодня, и это то, что выдвинула в мир америка. и нам ничего не остается, как этим пользоваться и называть это так, как называли его создатели.

закончим лирическое отступление. вывод: знание английского языка очень помогает в изучении других языков. кстати, тут немаловажную роль играет еще то, что английский можно использовать как некий промежуточный мостик, как некую основу, на которую можно опираться, пытаясь учить другой язык.

к примеру, встретились русский и француз (допустим, на том же сайте livemocha.com) – первый хочет учить французский и потому знает его пока плохо, а второй русский не знает вовсе и не имеет никакого желания его изучать. как им быть? никак, если они хотя бы чуть-чуть не владеют либо языком другого, либо каким-нибудь третьим – общим языком. вот, тут и всплывает английский как де-факто язык международного общения.

вот, еще хороший пример – японский язык. знание английского помогает при изучении японского по нескольким фронтам сразу. во-первых, во всем мире наиболее распространен именно англоязычный подход к изучению этого нетривиального языка. да, в русской филологии был поливанов, и до сих пор существует (и, надеюсь, хорошо себя чувствует) внушительная школа по изучению японского. но во всем остальном мире предпочитают латиницу для обозначения тех же слогов хираганы и катаканы. я уж не говорю о том, что сами японцы (ох, уж мне эти законы рынка!) с удовольствием используют латиницу и англоязычные называния для своих потребностей. как я уже сказал, законы рынка диктуют (пусть кажется, что фраза не закончена, но, увы, добавить нечего). и повыгоднее продать какой-нибудь товар есть гораздо больше шансов, если он сопровожден ярлыком и инструкцией на английском языке, а не с какими-нибудь непонятными закорючками.

мало кто знает, как пишется и что обозначает слово 本田. а вот слово “honda“, коим и является буквальное прочтение (ほんだ) или написание латиницей указанного слова, у всех на слуху. более того, наряду с канджи (漢字), хираганой (平仮名、ひらがな) и катаканой (片仮名、カタカナ), как средствами японской письменности уже вполне облюбовала себе место ромаджи (romaji) – т.е. запись японских слов латинскими буквами – эдакий транслит японского языка. и в этом снова виноваты компьютеры и снова интернет. когда еще не было юникода, и разработчикам в разных странах приходилось ухищряться разными способами, чтобы как-то приспособить компьютеры (эти заморские прихотливые, но такие удобные твари) к местным языкам, у японцев с этим была, наверное, самая колоссальная беда. ведь никакая клавиатура не может вместить даже две несчастные тысячи самых широко употребительных значков, которые должен знать выпускник японской школы. вот тут и пришла на помощь romaji – стоило выучить пару десятков заморских букв, чтобы уже иметь возможность записать практически любой японский текст: “watashiwa nihongoga wakarimasu!”

когда, благодаря компании iApple, а вернее, компании xerox, у которой iApple и взяла идею графического интерфейса (правда, надо отдать должное iApple – она смогла довести эту идею до практического применения и коммерческого результата), стало возможно отображать на экране не только 256 символов стандартной таблицы ASCII, а и всякие замысловатые значки национальных языков, японцы и тут не бросили romaji. ведь клавиатуры остались все тех же размеров и так и не смогли вместить в себя тысячи клавиш. и потому был придуман хитрый способ ввода: латинскими буквами печатались буквы, которые компьютерная система ввода преобразовывала в символы каны, а по желанию и в канджи.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

так что, как это ни странно, но в современном японском языке без английского никак. но и японцы “с благодарностью за это платят”, вовсю заимствуя слова из английского языка, задвигая его все глубже в японский образ жизни и расширяя таким образом его и без того широкую поступь по всему миру. テレビ (читается “тэрэби”) – телевизор, ミルク (“мируку”) – молоко, サービス (“са-абису”) – сервис, обслуживание. эти слова взяты напрямую из английского и лишь чуть подправлены, дабы приспособить их к привычной японцам артикуляции.

это второй момент, в котором английский помогает разбираться с японским языком. увидев в японском тексте катакану, можно надеяться, что написанное ею слово почти наверняка является заимствованным из английского, и значит, напрягшись и попытавшись применить логику японца, приспособившего английское слово к японской реальности, можно догадаться, что это слово означает.

テーブル – читается “тэ-эбуру”. разберем этот пример. поскольку у японцев нет ударений, они пытаются скомпенсировать ударения в английском длинными звуками (знак катаканы ー обозначает удлинение предыдущей гласной). итак, тэ-э – это “te”, а скорее “ta”. “бу” –  в японском нет отдельного звука “б”, поэтому они обычно используют слог с гласной “у” (которую, к слову, часто опускают). значит, “бу” – это “b” или “bu”. “ру” – либо “r”, либо “ru”, либо “l”, либо “lu”. поскольку, опять же, в японском нет звука “л”, а японский слог る звучит иногда как “ру”, а иногда как “лу”, то они смело им заменяют и латинскую “r” и латинскую “l”.

что мы получили в итоге? “taburu”. попытаемся привести к более “английскому” виду. “table“! “стол“! совершенно верно. テーブル – по-японски, “стол”. вероятно, потому что японцы испокон веков сидели и спали на полу, подходящего названия для заморских столов у них не нашлось. как не нашлось и названия для английского слова “door” (“дверь”) – и его они записывают катаканой – ドア (“доа”).

ну, теперь и с ブラックコーヒー (“бураккуко-охи-и”) все понятно. “бу” – “b” (или “bu”); “ра” – “ra” или “la”; маленькое “цу” ッ обозначает удвоение последующей согласной – значит “кку” – это “kku” или “kk” или даже “ck”; далее “ко-о” – “ko” или, скорее, “co”; “хи-и” может быть “hi”, но скорее “hee” – с удлиненной гласной, а, может быть, и “fee”, потому что слога “фи” в японском опять же нет. получаем: “burackcohee” или “blackcofee”. ну, конечно же – “black coffee“! “черный кофе“!

опять у меня получился перекос в сторону японского языка. вероятно, потому что “у кого что болит, тот о том и говорит”? 🙂

One thought on “изучение нескольких языков сразу

  1. Pingback: не мытьем, так катаньем | chez blackofe

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s