à paris 2

paris français

A Paris
Quand un amour fleurit,
Ça fait pendant des s’main’s
Deux coeurs qui se sourient,
Tout ça parce qu’ils s’aim’nt
A Paris.

Au printemps
Sur les toits, les girouett’s
Tourn’nt et font les coquett’s
Avec le premier vent
Qui passe indifférent,
Nonchalant,..
/Francis Lemarque/

в первый день пребывания в городе любви мы не строили каких-то особых планов, поэтому после “завтрака” отправились на прогулку по окрестностям. я девушек тянул на place du tertre, о которой начитался до этого, как о месте, где когда-то тусили импрессионисты, и которое сейчас привлекает туристов со всего мира.

честно говоря, я думал, что места для художников там должны бы были отвести побольше. вся площадь поделена на сферы влияния ресторанов, расположенных по периметру. художники одиноко жмутся к стенам или бордюрам. каких-то интересных работ мы там не нашли – в основном виды парижа от эйфелевой башни до лестниц монмартра.

сейчас понимаю, что упустил очередную возможность поболтать на великом и могучем французском. но тут возникает та самая дилемма, которая меня преследует во всех наших поездках – либо ты отдыхаешь, либо работаешь. работаешь – т.е. фотографируешь, снимаешь на видео, оттачиваешь язык и так далее.

скажу больше: к концу нашего путешествия я стал уставать от французского языка. конечно, это красивый, восхитительный язык, и мое отношение к нему не поменялось, но я устал от постоянного напряжения, от постоянного ожидания, что тебе придется делать что-то, что, во-первых, требует от тебя определенных усилий, а во-вторых, может иметь как положительный, так и отрицательный результат. я себя постоянно чувствовал экзаменуемым. если я не сдам этот экзамен, меня не выгонят из университета, меня не оставят на второй год и я не потеряю работу. но ощущение, что ты идешь по канату, с которого легко свалиться, меня не покидало ни на секунду.

ну, и на площади я был туристом: глазел во все стороны и молчал. мимоходом к нам привязался какой-то непризнанный русскоговорящий художник, который постоянно пытался с нами заговорить. я его понимаю – я приехал заниматься тем же самым в париж – ко всем приставать со своим французским языком.

немного забегая вперед, скажу, что позже мы с дочкой в одном из антикварных магазинчиков наткнулись на открытку, посланную неким французом полвека назад. на открытке была изображена place du tertre именно полувековой давности. не удержавшись, мы потратили на этот кусочек старой бумаги 2 евро. я даже перевел несколько первых предложений. автор писал, что знает, что адресату не нравится лазурный берег, поэтому он и выбрал кусочек парижа. вообще, текст был довольно трогательный, хотя и сложный для прочтения – написан от руки и не очень отчетливо. дал себе обещание попозже перевести всю открытку, но пока это обещание не выполнил.

от place du tertre мимо le consulat и прочих весьма колоритных местечек мы спустились к бульвару de clichy (изображенному, кстати, на одноименном полотне ван гога),

d7bae34eb7

где вышли к знаменитому кабаре moulin-rouge. вообще, для нас это заведение не “рассадник разврата”, как многими принято думать, а прежде всего историческое место, где бывали многие известные художники XIX века, а некоторые прямо там и творили – например, тулуз-лотрек (впрочем, одно другому не мешает). мы даже поинтересовались ценами на билет, которые оказались вполне приемлемыми, и подумали, что надо будет как-нибудь в это кабаре заглянуть. в этот раз, увы, не получилось, но, как говорится, еще не вечер.

от moulin-rouge (кстати, то, что moulin – по-французски, мельница – оказалось для меня однажды маленьким открытием) мы повернули обратно к вершине холма и оказались лицом к лицу со знаменитым кафе двух мельниц – café des deux moulins – кафе, которое прославилось благодаря фильму с участием одри тоту (audrey tautou) “Le Fabuleux Destin d’Amélie Poulain”.

amelie1

конечно же, мы туда зашли и выпили по чашке – кто кофе, кто чаю – с какими-то пирожными.

нужно сказать, что увиденное вызвало противоречивые чувства. нашу дочь оно так просто расстроило. как сказал мудрец, никогда не возвращайся туда, где ты был счастлив. те же стены, тот же, извиняюсь, туалет, те же столики. только в углу висит постер с изображением амели, да, опять же извиняюсь, у входа в туалет разместилась маленькая витрина со всякими предметами, имеющими отношение к фильму. в частности там были чашки, в которых амели подавала гостям кофе. и мы надеялись купить такие чашки, как это сделали ведущие одного из выпусков передачи “орел и решка. шопинг”. к нашему величайшему разочарованию, чашки кафе туристам продавать прекратило. да и кофе мне подали в какой-то другой чашке – не такой, как в фильме. вообще, официанты оставили впечатление вконец измученных и загнанных существ, которые хотели одного – чтобы мы быстрее от них отстали.

из маленьких положительных моментов: я снова не заметил, как поговорил с официантом по-французски – как-то само собой это получилось. еще одно: в кафе я заказал для ребенка пирожное с малиной. долго не мог запомнить перевод на французский: framboise. это слово у меня ассоциируется почему-то с каким-то старинным французским городом – вероятно по схожести с amboise. причем, слово fraise – клубника/земляника – я запомнил как-то сразу. а вот с framboise – никак. меня ребенок потом долго дразнил: “а как будет по-французски малина?” у нее это получается как-то удивительно легко – раз, и запомнила на всю жизнь. она до сих пор с легкостью повторяет детскую считалку, которой я когда-то ее научил – японские числительные от одного до десяти – понятно, на японском. я не могу повторить эту считалку, а она может! хотя я учил японский много больше нее.

кстати, framboisier – малиновый куст.

добравшись домой, мы оставили ребенка отсыпаться (все-таки почти двое суток без сна – в самолете мы почти не спали) и вдвоем с женой отправились на поиски какого-нибудь универсального магазина, где можно было бы купить туалетные мелочи и какой-нибудь еды перекусить. конечно, покупать в париже полуфабрикаты и бутерброды в супере – верх кощунства, но нам нужно было накормить ребенка, да и ходить по ресторанам не было ни сил, ни желания.

вначале мы принялись искать аптеку, по старой привычке решив, что, как в американском cvs, там должно быть все. но все аптеки, которые попадались нам на пути, были закрыты. да и не были мы уверены, что во французских аптеках продается еще что-нибудь кроме, собственно, лекарств. и оказались правы – когда мы, наконец, наткнулись на открытую аптеку, она, действительно, оказалась аптекой – с пузырьками, пачками таблеток и перевязочными пакетами. это было не совсем то, что нам было нужно.

в конце концов нам улыбнулась удача в виде сетевого минимаркета franprix, где мы нашли все, что мы хотели: бутерброды, напитки, печенье и чай в пакетиках (дома у нас был электрочайник, поэтому мы надеялись сделать дома чай).

по пути мы попали в удивительный маленький магазинчик, который назывался ни много ни мало – музей шоколада. собственно, там продавалось, да, очень много различных сладостей, но среди прилавков оказались целые огромные скульптуры из шоколада – эйфелева башня в человеческий рост, корабль под парусами, венера милосская.

лично я был убит безешками размером с маленький арбуз!

где-то за полночь, слопав бутерброды и напившись чаю, мы упали в подушки. день выдался очень-очень длинным и очень насыщенным событиями и впечатлениями.

***

понедельник мы решили посвятить лувру – насколько это было возможно. конечно, лувр – музей огромнейший (могу сказать, что я даже не предполагал, насколько). поэтому мы не строили иллюзий и хотели сконцентрироваться на самых известных шедеврах, которые в музее лувра хранятся: мона лиза, венера милосская, ника самофракийская. могу сказать, что свою задачу минимум мы выполнили, но на большее нас не хватило. очень и очень много людей. к моне лизе, вообще, не удалось подобраться – метров за десять до закрытой всяческими бронированными стеклами картины обосновалась прочная и плотная толпа, которую было ни сдвинуть, ни как-нибудь сквозь нее просочиться. поэтому я лишь полюбовался великим произведением леонардо да винчи на приличном расстоянии и поверх голов.

об имеющей место стеклянной пирамиде во дворе лувра, которая в свое время наделала много шума, а сейчас служит, собственно, входом в музей, могу сказать, что она не показалась мне чем-то диссонирующим с древними стенами дворца. дело в том, что она настолько не вписывается в общий дворцовый ансамбль, что совершенно не получается ее смешивать с ним. т.е. видишь либо лувр – без пирамиды, либо саму пирамиду – просто саму по себе. в который раз восхищаюсь французами, которые как обычно смогли вытворить что-то экстраординарное и нелогичное, но что совершенно ничего не разрушило и ничему не повредило.

выйдя из лувра, мы наткнулись на продавца жареных каштанов – аккурат на набережной франсуа миттерана. моя жена обожает жареные каштаны, хотя я отношусь к ним скорее прохладно. но, опять же, птичку поставить можно – жареные каштаны в париже мы ели. кстати, мы попали в париж в самый разгар цветения каштановых деревьев – елисейские поля уставлены ими, усыпанными белыми или красноватыми соцветиями-свечами.

кроме немногих целевых точек вроде лувра мы не ставили перед собой какие-то конкретные цели для посещения, конкретные маршруты, хотя я в свое время дотошно изучал книгу Frommer’s 24 Great Walks in Paris. поэтому из лувра мы просто брели, куда глаза глядят, и в результате вышли к бульвару сен-жермен, а конкретно – к церкви Saint-Germain-des-Prés. полюбовавшись одним из старейших зданий парижа, мы не спеша пошли вдоль бульвара. и тут на пути нам встретился книжный магазин.

я обожаю книжные магазины. книжные магазины, в которых большая часть книг на языке, который я изучаю – в особенности. магазин не вышел особо размерами (по меркам barnes-n-noble), но оказался весьма уютным. у меня глаза разбежались, я не мог ни на чем сконцентрироваться. в конце концов решил поискать что-то в разделе путешествий о париже. даже в barnes-n-noble парижу, как правило, посвящено литературы на добрых одну-две полки. здесь же.. я просто утонул.

после получасовых охов и ахов я остановился на 3 книгах, из которых никак не мог выбрать две: во-первых, книги – это очень приличный вес багажа, во-вторых, это деньги, а в-третьих, я пытался себя отговорить по причине того, что, вот, куплю я эти книги, приеду домой, пролистаю и задвину на полку. не смотря на это, я не смог расстаться ни с одним из отобранных экземпляров и купил все три.

одна из книг – путеводитель по парижскому французскому. написано с юмором и где-то с насмешливым отношением к парижскому снобизму. к примеру,

«парижский» диалект перевод
paris ? c’est un village !
париж? да это деревня!
je ne sors jamais de mon quartier.
я никогда не выезжаю из своего квартала.
c’est devenu hyper-touristique.
это (место) стало слишком туристическим.
j’y suis allé il y a cinq ans.
я был там последний раз 5 лет назад.

книга изобилует примерами англицизмов, которые, увы, чувствуют себя вполне вольготно в современном французском.

«парижский» диалект перевод/значение
je suis très fooding. j’aime manger.
anglais langue principal du parisien au travail, appelée aussi global english ou globish.
основной язык парижанина на работе, именуемый также global english или globish.
пример:
quels sont tes insights sur le round de négo du personal branding ? /larry page/

вторая книга – действительно, путеводитель по парижу, но своеобразный. каждый разворот повествует вкратце о каком-нибудь примечательном месте парижа. при этом на левой странице дается его современное изображение, а на правом – историческое. это может быть старая фотография, гравюра или картина. очень интересная книга.

правда дома меня ждало ужасное разочарование. одну из книг я купил в полиэтиленовой упаковке и не углядел, что она была на английском языке. дело в том, что в магазине присутствовали оба варианта – французский оригинал и английский перевод. я пролистал французский, а купил случайно английский. ну, да, наука мне впредь – смотреть, что берешь.

продолжая двигаться вдоль сен-жермен, мы зашли в кафе с интригующим названием croissanterie. на поверку кафе оказалось простой забегаловкой – даже без официантов. впрочем, нас это не особо расстроило. опять были выпиты кофе, чай и съедены какие-то произведения кондитерского искусства парижского разлива.

вообще, гулять по парижу натощак практически невозможно. каждый погонный метр не слишком удаленных от центра улиц заставлен стульями и столиками: café, bistro, pâtisserie, boulangerie, brasserie, restaurant и прочая, прочая, прочая не дадут вам умереть с голоду. да что там – не дадут вам шанса попытаться соблюдать хоть какую-то диету.

кстати, копаясь в словаре, обнаружил забавное слово zakouski, которое на русский переводится – да, “закуски”!

по всей видимости, этимология этого слова находится где-то рядом со словом bistro.

продвигаясь в сторону shakespeare and company (дочь очень хотела туда попасть – понятно, под влиянием фильма “полночь в париже”), мы решили, наконец, нормально пообедать. нормально – т.е. с устрицами, вином, эскарго, лягушечьими конечностями, кроличьим мясом и прочим, что может предложить парижская гастрономия.

заведение le bistro 30 в колоритнейшей части центрального парижа привлекло нас витриной, на которой красовались фотографии с луи де фюнесом, бурвилем, бельмондо, габеном и другими известными нам французскими артистами. мы уж было подумали, что пообедаем в ресторане, куда захаживали эти “небожители”. однако разговор с официантом нас расстроил – фотографии оказались всего лишь фотографиями – так сказать, для антуражу. впрочем на качестве блюд это не отразилось.

..être poursuivie..

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s