à paris 6

paris français

дома мы включили телевизор. все новостные каналы были посвящены вчерашнему теракту на елисейских полях. я иногда переводил какие-то фразы, а иногда жена сама комментировала отдельные места. дочка даже спросила: “мам, ты понимаешь по-французски?” “а что тут понимать?” – прозвучало в ответ.

с неспокойным сердцем легли спать.

***

утром у sacré cœur было совсем мало людей, чем мы воспользовались и зашли внутрь. на входе охрана проверяла сумки и просила распахнуть полы курток и пиджаков. нам не жалко, тем более, что понятно, ради чего – ради нашей же безопасности.

внутри базилика очень просторна и задумчиво-величественна. к огромному центральному залу примыкают всякие ниши, часовенки разных размеров и прочие укромные местечки. в одном из таких установлен макет базилики.


скульптуры всяких святых, витражи, свечи, иконы, кресты – все, как в любом другом христианском храме.

выйдя из собора, мы решили не спускаться к метро протоптанной дорожкой – куда обычно направлен поток туристов, а пойти в строго противоположном направлении, т.е. на север. это оказалось очень полезно и интересно – мы увидели монмартр да и, вообще, париж глазами его жителей (по крайней мере хочется так думать).

кстати, монмартр с севера, я бы сказал, более живой какой-то, более настоящий. в нем нет магазинов, из которых чуть ли не выдавливается текстильная мануфактура в виде туристических футболок всех размеров и цветов. по улицам ходят люди, не глазея по сторонам, а глядя прямо перед собой – они четко знают, куда они идут и зачем. а в кафе сидят люди, которые действительно хотят позавтракать или почитать свежую прессу, или даже поработать за чашкой кофе. в одно из таких кафе мы и зашли – ведь мы еще не завтракали.

в кафе с совершенно не французским названием soul kitchen круассанов не оказалось. зато были маффины и скоуны – впрочем, слегка прифранцузенные. во всяком случае в америке таких маффинов и скоунов такой формы я не встречал. девушки взяли чай и café crème, а я – café allongé. моя непостоянная натура пришла к некоторому компромиссу: эспрессо для меня было чересчур мало, чтобы растянуть чашку на целый десерт, а заказывать капучино или латте мне не хотелось – это как бы не очень по-французски. café allongé (или как говорят итальянцы caffè lungo) видится мне идеальным вариантом: готовится он как эспрессо – т.е. не проходит через бумажный фильтр, как в американских “капельницах”, но хватает его на дольше – при том же количестве кофеина. ну, и к кофе пришлось взять scone.

заметив, что в небольшой по сути кафешке сидело много народу с ноутбуками (макбуками, в основном), я подумал, что сюда захаживают большей частью студенты. и как всякие студенты они очень любят все американское. а бизнес есть бизнес – если есть спрос, будет и предложение. видимо, среди французских студентов круассаны – это признак чего-то старого, консервативного и отжившего свое время. новое, по определению, идет с запада – с еще более западного запада, чем франция.

помню, для меня в детстве автобус был чем-то обыденным и каждодневным. прокатиться же на автомобиле было роскошью, потому что удавалось это очень и очень редко. когда же я в свое время забирал дочку из детсада, то для нее настоящим праздником было, когда я за ней заезжал после работы – это значит, что мы могли прокатиться на трамвае (я тогда на работу ездил на метро)! и оно понятно – машина здесь такая же повседневность, какой в моем детстве был автобус. в общем, как всегда – ничего нового под луной.

на последний день в париже нами был запланирован musée d’orsay – рай для любителей импрессионизма, коими мы все являемся. уж мы вдоволь насладились картинами моне, мане, ренуара, писарро, ван гога, а также кандинского, пикассо и других художников, которые в свое время “порвали” рамки изобразительного искусства, предоставив зрителю самому дорисовывать, додумывать, что же хотел изобразить автор, что хотел сказать тем или иным мазком, а то и вовсе решать лично для себя, что фактически изображено на полотне, и изображено ли там действительно что-то сущее, а не просто несколько разноцветных клякс.

еще дома, пытаясь как-то спланировать поездку, я обнаружил интересное местечко под парижем – муниципалитет (или как сами французы говорят, коммуна) auvers-sur-oise. когда-то это была тихая патриархальная деревенька, через которую в середине XIX века проложили железнодорожную ветку, соединившую парижский gare du nord (“северный вокзал”) и лилль. этим не преминули воспользоваться парижские художники, которые в поисках живой натуры могли теперь просто сесть на поезд и через пару часов оказаться на берегу реки, посреди луга, на опушке леса – т.е. среди того, чего им так не хватало для вдохновения в пыльном и грязном городе. auvers-sur-oise почтили в свое время своим присутствием ван гог, добиньи, писсарро, сезан и другие художники-импрессионисты. мы хотели увидеть то место, которое вдохновляло их на создание великих картин, но по здравому рассуждению мы отказались от этой идеи главным образом из-за погоды. неделя выдалась в париже очень прохладная. и одно дело по такой погоде бродить по парижу, имея возможность в любую минуту зайти куда-нибудь погреться, а совсем другое – гулять в чистом поле продуваемым всеми ветрами. так что этот поход мы перенесли в раздел более отдаленных планов, зато в дорсе имели возможность любоваться церковью auvers-sur-oise, которую запечатлел ван гог 130 лет назад, и портретом доктора гаше – в тот момент лечащего врача художника.

музей также богат скульптурами дега (в бостонском музее изящных искусств имеется всего лишь одна его “маленькая танцовщица четырнадцати лет”) и не только дега. отдельное удовольствие мы получили от посещения зала Art Nouveau. этот стиль обожает моя жена и определяет его как стиль, в котором “ровно столько завитушек, сколько позволяет хороший вкус”. и я с ней согласен. и, конечно же, мы не преминули сфотографироваться на фоне башенных часов, сквозь которые изнутри виден париж.

к слову сказать, в тот момент в музее проходила тематическая выставка “Au-delà des étoiles. Le paysage mystique de Monet à Kandinsky” (“по ту сторону звезд. мистический пейзаж от моне до кандинского”). на выставке было несколько работ из бостонского MFA.

в одном из залов была установлена модель здания opéra garnier в разрезе (также известного как парижская национальная опера и grand opéra). тут же находится макет части парижа, окружающей в настоящее время здание оперы. макет этот довольно большого размера. по-видимому, работники музея пожалели отвести под макет слишком много места и поэтому просто загнали его под землю, предлагая посетителям наслаждаться его видом сквозь прозрачный пол.

кафе музея выглядит так же, как и выставленные в нем картины – где-то чудаковато, где-то необычно, а где-то и почти привычно вплоть до “да кто же этого не знает!”

после музея мы перекусили (яйца под майонезом, сырный суп, кофе) в каком-то кафе на бульваре сен-жермен. было так тепло, что мы отважились сесть на улице – чуть ли не единственный раз за всю неделю. сен-жермен создает ощущение какой-то давно знакомой улицы, а потому не вызывает какого-либо неприятия, отторжения и, пожалуй, даже удивления – как-будто мы всю жизнь прожили здесь и всю жизнь ходим по ней, садимся в метро и едем куда-то на работу, а по дороге домой забегаем в близлежащие магазины, чтобы к ужину у нас был свежий багет.

магазины на сен-жермен – это отдельная история, из-за которой нам пришлось заехать домой, чтобы уже налегке продолжить наслаждаться парижем.

кстати, пока жена изучала именно эти достопримечательности парижа, у нас с дочкой выдалась наконец, минутка, когда можно было именно посидеть на открытом воздухе перед кафе с чашкой кофе – никуда не торопясь, ни о чем особом не думая – просто дышать прозрачным солнечным воздухом, запивая его черной горачей жидкостью. примечательно, что чашка кофе в том заведении, где мы остановились, стоит 1€20, если ты пьешь за барной стойкой, и 2€80 – если на улице. т.е. почти в два с половиной раза дороже сидеть на солнышке, чем внутри!

по дороге домой мы обнаружили улицу с такими вот столбиками.

ну, что тут сказать?.. париж..

уже под вечер мы нашли дом, где в париже жил какое-то время и умер великий русский бас федор иванович шаляпин – дом 22 по проспекту d’eylau, с которого прямо через place du trocadéro прекрасно видна эйфелева башня.

а после бокала красного бордо в le malakoff в перемешку с фуагра, эскарго, макаронами и говяжьим филе башня смотрелась и вовсе преотличнейше.

дальнейший наш путь пролегал через сады tocadéro, pont d’iéna, мимо ейфелевой башни, по port de la bourdonnais до passerelle debilly, откуда мы попрощались с парижем, сфотографировавшись на фоне сверкающего в ночном небе рукотворного символа парижа.

на набережной мы попали на какою-то ярмарку – если судить по огромному пасхальному надувному кролику у входа, париж все еще продолжал праздновать пасху.

какой-то ушлый торговец уговорил нас купить пакетик сушеных фруктов аж за 20 евро. то ли мы были в очень благостном или наоборот пасмурном настроении, которое напрочь нас отвлекло от действительности, то ли просто нужно было избавиться от наличных евро, но мы этот пакетик купили и потом долго еще грызли сушеные ананасы, “стар-фрут”, манго, финики и еще какие-то фрукты, названия которых мы не знаем и никогда уже не узнаем.

***

утром мы доели все, что накопилось у нас за неделю в холодильнике. самолет вылетал относительно рано, и поэтому у нас не было времени на прощальный завтрак в монмартровской кафешке.

кстати говоря, я надеялся, что хотя бы в последний день нам удастся увидеть восход солнца над парижем, потому что нам нужно было встать очень рано – примерно в то время, когда в этот день должен был случиться рассвет. но к сожалению небо с утра оказалось затянутым тучами – париж грустил вместе с нами.

“уберовский” пежо почти без проблем доставил нас в аэропорт к терминалу 2E. пользуясь последней возможностью попрактиковаться в языке я тормошил таксиста на самые разные темы, на которые только хватало моего словарного запаса – от погоды до футбола. таксист оказался не дурак поговорить – к взаимному удовольствию.

в аэропорту шаль-де-голль снова царил извечный французский бардак, и мы бы, наверное, остались в париже, если бы не настойчивость и целеустремленность моей жены.

уже возле посадочных ворот я увидел такое живое панно – огромное полотно, состоящее из живых растений – и выглядит красиво, и вырабатывает кислород. прощальный образец, как сказал бы владимир владимирович познер, французского гения.

затем были 7 часов полета (к сожалению уже не air france – не с кем из стюардесс было перекинуться парой французских слов) – и мы дома..

хочется здесь снова вставить “продолжение следует”. ведь оно обязательно последует. я в это верю.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s