барселона – не испания 2

dominicana español
barcelona catalá

мне всегда в поездках мало времени. поэтому я стараюсь пораньше просыпаться, а уж ложусь, когда получится. в воскресенье мне удалось встать около полдесятого – случай для меня непростительный. извиняет меня только то, что в течение недели нам приходилось вставать значительно раньше – однажды даже в 5 утра.

пока девушки прихорашивались, я прошелся по кварталу. само место, где мы жили, не является слишком старым или слишком новым. как нам потом объяснил экскурсовод в одну из наших поездок, город делится на две части: к северу от проспекта диагональ и к югу. кварталы между этим проспектом и побережьем считаются престижнее тех, что сверху. по этому поводу даже ходит вопрос: где ты живешь – под или над проспектом диагональ? если под – значит, ты крут. наша квартирка находилась практически возле самого проспекта – метрах в 100 – но тем не менее “над”. поэтому квартал нельзя назвать фешенебельным, хотя он вполне опрятен и чист.

воскресное утро накладывает свои мазки на изображение барселонского квартала – весь мелкий и средний бизнес, занимающий повсеместно первые этажи домов, закрыт. железные шторы, разрисованные “уличными художниками”, спущены, отчего улицы создают ощущение каких-то трущоб. в рабочие дни, когда ресторанчики, ателье, магазинчики, адвокатские конторы и зубные кабинеты открыты, все эти уродливые надписи исчезают, и квартал становится вполне деловым, респектабельным и достаточно приятным на вид. но в тот момент было воскресенье.

кстати, по поводу этажей. в испании, как и во франции, нумерация этажей ведется со второго этажа. первый этаж имеет собственное название: во франции – rez-de-chaussée, в испании – planta baja, в барселоне я увидел, что этот этаж обозначается словом “principal” (возможно, что-то вроде “главный этаж”). так вот в нашем доме было 3 “пронумерованных” этажа – el primer piso, el segundo piso, el tercer piso, над которыми был ático, ниже первого был principal, и еще – bajos – т.е. еще “ниже”. наша квартира находилась как раз на уровне bajos, хотя это bajos от уровня улицы отделяет несколько ступеней вверх. очень странные эти самые испанские законы градостроения.

собравшись, мы решили позавтракать в каком-нибудь кафе, которое подвернется нам под руку по пути к дому мила. кафе на первом этаже дома мила как раз и подвернулось. яичница, тосты, фруктовый салат и кофе-чай наполнили нас силой и уверенностью в предстоящем дне. погода выдалась солнечная, в меру теплая, и мы предвкушали длительные прогулки по городу.

так получается, что за рассказами о самих путешествиях я забываю делать акцент на, собственно, языковой теме. просто дело в том, что и темы почти никакой нет. мой запас испанских слов не блещет объемами, но на общение с официантами, кассирами и продавцами билетов его хватает, чем я и старался вовсю пользоваться. кстати, заметил, что в испании к английскому языку отношение не такое, как во франции. его либо знают отлично (обычно это вышколенный персонал ресторанов, экскурсоводы, сотрудники музеев и других подобных заведений), либо знают его совсем плохо (вплоть до “не знают совсем”). с другой стороны испанский язык довольно международен и более понятен человеку, владеющему каким-нибудь западноевропейским языком, чем, скажем, китайский. поэтому в очень многих случаях моя помощь была не нужна – жена и дочь вполне понимали, о чем идет речь. я был нужен только тогда, когда нужно было что-то спросить – т.е. сформулировать фразу на испанском.

первая точка нашего маршрута находилась прямо над нами – знаменитый дом, заказанный четой мила удивительному архитектору гауди.

дом, да, необычный. я думаю, для времени его постройки он казался еще более необычным. чувствуется, что при его проектировании архитектор старался избегать прямых линий. все очень гнутое, неровное, и лично я снимаю шляпу перед уверенностью создателя этого чуда, что отсутствие прямых линий не нарушит жесткость конструкции, и умением эту уверенность воплотить в строительных материалах. насколько я понимаю в сопромате, прямые линии гораздо проще заставить быть прочными, гораздо легче возводить большие и высокие здания, которые согласуются с какой-то симметрией, периодичность, системностью и прямолинейностью. кривым, гнутым контурам гораздо сложнее поддерживать друг друга, служить общему делу – не дать зданию развалиться. гауди удалось найти ту золотую середину, с одной стороны которой здание стоит до сих пор и прекрасно себя чувствует, а с другой – не вызывает ощущения, что ты это видел уже тысячу, миллион раз, и что человек не в силах создать другое.

крыша дома мила заслуживает отдельного рассказа. ее волнообразная поверхность, снабженная, правда, ступенями (да-да, плоскими и ровными, чтобы прямолинейные и вертикальноходящие хомо сапиенс все же могли как-то по ней перемещаться), уставлена различными фигурами, напоминающими то ли куски выветренных горных пород, то ли древних стражников, то ли пришельцев из других миров. поскольку центр барселоны не изобилует небоскребами, с крыши дома мила отлично виден и дом батльо, и саграда фамилия, и башня агбар, и уж тем более собор на горе тибидабо. в четырех разных частях крыши расположены башенки, символизирующие 4 стихии – огонь, воду, землю, воздух – которые имеют соответствующее звуковое оформление (потрескивающий огонь, завывающий ветер и т.д.).

в приданном к дому магазине сувениров мы купили две изумительные кофейные чашечки, сделанные в духе потолков casa milà.

решили забежать домой, чтобы сгрузить покупки и налегке отправиться осматривать барселону. совсем недалеко от нашего дома наткнулись на макдональдз. после парижа меню в виде тачскринов нас не удивило. хотя в русском посмешила категория “настои”. как я понимаю, в испанских ресторанах различного рода чаи обозначаются словом infusión – т.е. “настой, напиток из трав, плодов и т.д.” для русского меню не стали мудрствовать лукаво, а так чай и обозначили.

в кафе рядом с макдональдзом выпили кофе-соки, а затем метро нас перебросило прямо к набережной, а именно к памятнику колумбу, о котором злые каталонцы говорят, что собственно фигура колумба повернута спиной к мадриду. а как по мне, так колумб просто смотрит в море – куда ж еще смотреть открывателю новых земель! и спиной он стоит не только к мадриду, но и к, соответственно, барселоне.

пользуясь хорошей погодой, набережную заполонил дефилирующий народ, к которому мы и примкнули. вдоль средиземноморского пляжа мы прошли от порта до олимпийской деревни, мимоходом задев старый портовый район – барселонетту. кстати, по пути то и дело попадаются палатки торговцев всем на свете, а часто их скарб и вовсе располагается прямо на тротуаре.

торговец одной из палаток предложил попробовать сыр – ну, а мне еще одна попытка потренировать язык. сыр оказался изумительным на вкус, и я даже было собрался купить грамм сто, но торговец сказал, что такими мелкими кусочками он сыр не продает. брать много сыра не имело смысла – мы могли его не успеть съесть, домой увезти бы его тоже не смогли, а питаться неделю одним сыром – было бы, скажем, слишком экстравагантно.

я попробовал воду в море – вода была не очень холодной. наверное, вполне можно было купаться, что некоторые смельчаки и делали. но нам хватило подышать свежим морским воздухом и погреться под южноиспанским солнцем.

моя жена рассказала одну шутку по поводу барселонцев, что пляжный сезон в барселоне для приезжих начинается в мае и заканчивается в октябре, а для самих барселонцев – в июне и в сентябре, соответственно. и это правда. если мне было большую часть недели вполне комфортно в футболке и, может быть, еще рубашке, то барселонцы вовсю прятались в куртках, причем даже зимних.

что можно сказать о пляже? ничего особенного. песок, народ, разлегшийся на полотенцах, площадки для “качков” с турниками, брусьями и мягким покрытием.

в районе олимпийской деревни (напомню, что в 1992 году в барселоне проводились XXV летние олимпийские игры) мы увидели здания, построенные специально для олимпийских игр: два небоскреба, один из которых выглядит так, как-будто он до сих пор строится – из-за внешних конструкций, напоминающих леса, знаменитую “золотую рыбу”, которая лично мне больше кажется похожей на кита.

кроме этого нам понравился “приморский” кампус universidad pompeu fabra – напоминает торт, от которого отрезали кусочек.

в олимпийской деревне мы снова сели на метро и очутились в готическом квартале с намерением пообедать в заведении “четыре кота” – 4 gats (каталанское название, которое по-испански должно было бы выглядеть как 4 gatos).

этот ресторан в свое время посещали гауди, пикассо, альбенис, и, вообще, считается очень богемным местом. в нем, кстати, прошли две первые персональные выставки пикассо. помещение очень атмосферное, еда вкусная, живая музыка присутствует (в большом зале стоит полурояль, а в тот вечер там играла на гитаре и пела какая-то девушка). ради живой музыки мы даже задержались до 8 вечера, хотя нам обычно жаль времени на еду – нужно, ведь, столько всего успеть увидеть и услышать! мы даже заказали десерт, хотя обычно за десертом заходим позже – в какое-нибудь другое кондитерское заведение.

в течение вечера мои девушки постоянно меня подбивали на общение то с официантом, то и барменом, то с менеджером (который время от времени пробегал мимо нашего стола), за что им большое спасибо, ибо практика – святое дело.

в принципе самый комфортный сценарий использования языка для меня следующий: я, не спеша, придумываю фразу, выстраиваю ее в соответствии с грамматическими правилами, ставлю глаголы в правильном времени и произношу ее, ожидая получить ответ примерно в некоторых заранее определенных рамках лексики.

ситуация примерно как на теннисном корте: я тщательно готовлю подачу, перехватываю удобно ракетку, бью мячом о корт, оценивая его вес и упругость, я поджидаю удобный момент безветрия, делаю глубокий вдох и посылаю мяч в строго определенный сектор, таким образом ограничивая возможности соперника отразить удар не так, как я того ожидаю. далее игра становится более непредсказуемой: мяч начинает бросать из стороны в сторону по площадке, и нужно быть готовым его отразить и у сетки, и на флангах, и далеко в тылу. это требует от игрока умения ориентироваться, обладать множественными приемами отражения ударов. чем богаче его техника, чем быстрее реакция, тем выше шанс победы. когда я являюсь инициатором “словесной партии”, я диктую правила: я выбираю тему, тем самым ограничивая лексикон, который понадобится в процессе “игры”, я выхожу на корт со своими “домашними заготовками” и с ожиданием того, с чем мне придется столкнуться в ответ – какого рода атаку придется отражать. но чем дальше, тем мою игровую партию растрясывает, линия разговора постепенно уходит от первоначальной темы, в игру привносятся слова из параллельных тем, а то и вовсе отвлеченных, мяч скачет как угорелый по корту, а я, свесив язык, за ним гоняюсь, стараясь не выпустить из виду, а то и вовсе начинаю от него уворачиваться – черт с ней, с игрой, только бы не получить мячом по лбу.

наиболее сложная языковая ситуация возникает, когда кто-нибудь обращается ко мне – т.е. инициатором разговора являюсь не я. как правило в такие моменты я совершенно не подготовлен, и это всегда повергает меня в состоянии паники. хорошо, если я оказался хоть немножко в теме – пришел на корт с теннисной ракеткой, сетка натянута правильно, на ногах кроссовки – если и не смогу правильно отразить мяч, то это будет все-таки мяч. но зачастую случается так, что я, спокойно прохаживаясь в теннисной форме, получаю в спину мячом баскетбольным, хоккейной шайбой или того хуже – бейсбольной битой. тут не то, чтобы отразить подачу – сообразить бы вообще, где ты и что происходит. я уж не говорю о том, что вместо спортивного снаряда можно получить и бульдозером или летающей тарелкой: ты приехал в страну говорить по-испански, а к тебе в метро обращаются на суахили!

ну, и самый расслабленный сценарий: когда ты становишься свидетелем разговора на языке, который тебе знаком. не нужно переживать и напрягаться, сидя перед телевизором и наблюдая хоккейный матч. через полуопущенные веки ты смакуешь голевые моменты, может быть, даже сопереживаешь соперникам, отмечаешь про себя их ошибки (если, конечно, твое знание данного вида спорта позволяет это), предполагаешь развитие матча. но и пользы от такой ситуации, конечно же, меньше: участвовать в игре и смотреть ее по телевизору – это две большие разницы, как говорят в одессе.

за время барселонского путешествия я попадал во все рассмотренные выше ситуации. надеюсь, каждая из них меня хоть чему-то научила.

казалось бы, день вполне себе полон впечатлениями. но нам этого было мало. вечер мы решили завершить концертом фламенко, информацию о котором нам посоветовали заранее. место концерта находится тут же в готическом квартале недалеко от “4-х котов” и совсем рядом с музеем пикассо.

нужно сказать, что сам по себе готический квартал уже представляет собой место таинственное и мистическое – обилием фонарей не страдает, шириной улиц не балует, количеством автомобилей на квадратный метр не удручает.

однако же “концертный зал”, в котором нам предстояло насладиться фламенко, превзошел все наши ожидания. с улицы это заведение представляет собой совершенно неприметную дверь в стене (на самом деле – в воротах, но ощущение было именно одной сплошной крепостной стены), за которой царил абсолютный мрак, в глубине нарушаемый подсвеченной каменной лестницей, ведущей непонятно куда. прямо у двери сидит кассир, продающий билеты – лицо его разглядеть можно с большим трудом. было ощущение, что это беглый каторжник, скрывающийся от закона. вообще, все это походило на собрание какой-то секретной, закрытой масонской ложи, на которую мы случайно попали. и мы немало обрадовались, когда оказалось, что до концерта есть еще время, и нам нужно “погулять”. выйдя наружу, мы обнаружили, что готический квартал на самом деле не такой уж и мрачный, что в нем есть жизнь, по нему ходят живые люди, а со всех сторон доносятся вполне земные запахи и звуки.

сам концерт фламенко мы просмотрели, а вернее сказать, прочувствовали на одном дыхании. гитарист, “ударник” (не знаю, как правильно назвать человека, который с помощью фанерного ящика, на котором сам и восседал, задавал ритм), певец и две танцовщицы заворожили аудиторию с первой ноты, с первого такта и не отпускали до самого конца. впрочем, в середине было что-то вроде антракта, в котором гитарист в одиночку поддерживал интерес зрителей, пока запыхавшаяся остальная часть артистов отдыхала.

пробираясь после концерта гнутыми улицами готического квартала домой, мы еще долго оставались под впечатлением отчаянного фламенковского ритма, потустороннего голоса и парящего за облаками звона гитарных струн. видимо, это впечатление было чересчур сильным, потому что мы “силой мысли” заставили для нас открыться совсем уж было уснувшее случайное кафе, в котором были употреблены кофе и фрукты.

и совсем уж наобум мы добрались до барселонской триумфальной арки.

по-видимому, только там нам получилось очнуться – достаточно для того, чтобы поймать такси и добраться домой.

que se continuará…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s