эне, бене, раба

jap日本語

взялся за учебники японского языка для первого класса. начал по порядку – с первой тетради, в которой даются первые 80 иероглифов. и как водится, первыми иероглифами, которым обучаются японские первоклассники, идут числительные. наверное, потому что они просты по начертанию. иероглиф, обозначающий единицу, представляет собой горизонтальную черточку (一), двойку – две черточки (二), тройку – три (三).

можно сказать, что эти учебники дают отсчет маленьким японцам: “один, два, три, поехали!”

помните детскую считалочку “эне, бене, раба”? я обнаружил целое мини исследование на эту тему:

эне, бене, раба,
квинтер, финтер, жаба.

для меня первые упражнения интересны еще тем, что в них участвуют пресловутые “счетчики”, которые я упоминал в предыдущей статье.

вот первое упражнение:

20190421_145703327_iOS

水を二杯のむ。(みずをにはいのむ) – две (бутылки) воды пью.

перевод я привожу в виде, наиболее приближенном к оригиналу. мне кажется, таким образом я как бы дополнительно себя заставляю “думать как японец”, что в свою очередь может облегчить обратную задачу – перевод с русского на японский.

杯(はい) употребляется при перечислении каких-либо емкостей чего-нибудь жидкого или сыпучего: бутылки воды, чашки чаю, чаши риса и т.д.

子犬が三匹生まれる。(こいぬがさんびきうまれる) – щенков трое (счетчик животных) родилось.

匹(ひき、びき) – счетчик мелких и среднего размера животных.

かけっこで一番になる。(かけっこでいちばんになる) – (он) стал первым (счетчик степени) в гонке.

番(ばん) – используется для указания степени, порядка, очередности.

ふたつのふしぎなはなし。(二つのふしぎな話し) – две таинственные истории.

つ – универсальный счетчик, который можно, вообще говоря, использовать, если лень употреблять (или забыл) “правильный” счетчик.

моя дочь – ночью разбуди – наизусть помнит японскую считалочку, которую я где-то нарыл в звуковом виде (она была обыграна в виде короткой песенки). я до сих пор не могу ее произнести, а она выпаливает сходу, хотя японский не знает, да и, по сути, это все, что она знает из японского (кроме, разве что таких слов как どうもありがとう или こんにちは). считалка как раз использует счетчик つ:

一つ(ひとつ)
二つ(ふたつ)
三つ(みっつ)
四つ(よっつ)
五つ(いつつ)
六つ(むっつ)
七つ(ななつ)
八つ(やっつ)
九つ(ここのつ)
十(とお)

美味しい三画の御握り。(おいしいさんかくのおにぎり) – вкусные три (счетчик) онигири.

画(かく) – для подсчета штрихов в символах канджи, кварталов, наделов земли. в данном предложении используется для подсчета предметов сферической или кубической формы.

一つのみかんを三つに分ける。(ひとつのみかんをみっつにわける) – один мандарин на три части разделить.

тут снова используется つ.

следующая страница вводит числительные 4, 5, 6.

20190421_145723376_iOS

縄跳びで五回飛ぶ。(なわとびでごかいとぶ) – на скакалке 5 раз подпрыгнул.

回 (かい) – новый счетчик (ох, как неутомимы эти японцы!), использующийся для подсчета событий: один раз, два раза и т.д.
で – частица места: レストランで – в ресторане, 車で – в/на машине. в данном случае, 縄跳びで – на скакалке или “с применением скакалки” (равно как на любом виде транспорта: на самолете, на велосипеде и т.д.).
飛ぶ – вообще говоря, “летать”. вероятно в данном контексте подпрыгивать и летать – одно и то же.

朝の四時に家を出る。(あさのよじにいえをでる) – мне не понадобился словарь, чтобы перевести это предложение: в четыре часа утра (утра четыре часа в) из дома выхожу (дом покидаю).

時(じ) – счетчик часов. 四時 – четыре часа, 四時に – в четыре часа.

六年の月日が立つ。(ろくねんのつきひがたつ) – не смог перевести это предложение. слова как бы все на месте, но собрать их в кучу не получилось: “шестилетние (шесть лет + притяжательная частица の) луна и солнце (месяц и день – черт знает, что это значит. вернее, наверняка, луна и солнце вместе что-нибудь обозначают) стоят”.

всезнающий интернет подсказал перевод: “шесть лет прошло”. а 月日 как раз и обозначают “время, которое проходит”.

年 (ねん) – счетчик используется для подсчета лет, а также классов в школе, курсов в институте и т.д.

風呂敷を四つ折にする。(ふおしきをよつおりにする) – снова я в тупике, потому что кроме числа “четыре” и глагола する “делать” вообще ничего не понятно.

покопал немного интернет и обнаружил, что 風呂敷 – это что-то вроде оберточной бумаги.

ну, а 折 – понятно, еще один счетчик. используется для подсчета сгибов или предметов, полученных сгибанием – например, коробок, сложенных из бумаги.

перевод, по идее, должен выглядеть так: “оберточную бумагу вчетверо сложить”. уж не знаю, насколько этот перевод точен.

五つのクッキー。(いつつのクッキー) – пять печений (печенок, кусочков печенья – вот, даже в русском языке без счетчиков не обойтись, когда речь идет о неисчисляемых существительных).

стандартный счетчик つ для подсчета предметов.

誕生日は六月六日です。(たんじょうびはろくがつむいかです) – день рождения шестого июня.

с днем рождения все понятно. интересны месяц и день. испокон веков в японии пользовались китайским календарем, пока в 1873 не был принят григорианский календарь, каковым сейчас пользуется весь мир. японцы сильно не стали заморачиваться по поводу названий месяцев и просто их пронумеровали. так, январь по-японски – 一月(いちがつ), т.е. буквально “первый месяц (луна)”, февраль – 二月(にがつ), второй месяц, и так далее.

дни месяца сопровождаются счетчиком 日, который читается.. черт знает как.

дело в том, что японский язык – явление совершенно уникальное. я уже говорил, что учу японский – как-будто решаю математические задачи. по-другому не получается.

так вот, казалось бы, при своей кажущейся изолированности от остального мира, обусловленного островным положением, япония испытала на себе влияние множества внешних факторов. для меня это совершеннейший феномен, но, тем не менее, это так. и это внешнее влияние очень сильно отражено в языке.

Feudal-Japan

я уже говорил о трех “азбуках”, которые вполне вольготно (читай, равноправно) себя чувствуют в японском языке (и к которым все сильнее старается “присоседиться” четвертая – ромаджи или латиница), одна из которых просто пришла из соседнего китая, как говорится, “в чем есть”, а две другие были созданы уже в чисто японской среде (и поэтому, кстати, в китае о них ни сном ни духом).

но это, как говорится, еще не все. современный японский язык образовался под влиянием трех мощных факторов. первый, это, собственно, древнеяпонский язык, на котором говорили еще до внедрения в него китайской письменности и который и поныне остается основой. второй фактор – китайская письменность, привнесенная в IV в. н.э. в японию, которая до того времени, как считается, своей письменности не имела. понятно, что слияние двух совершенно разных языков (а китайский и японский разговорные языки отличаются очень сильно), было сродни галактическому взрыву в японском языке, отголоски которого мы наблюдаем до сих пор.

и третий фактор – проникновение в язык слов из других (помимо китайского) языков, главным образом, из английского – благодаря америке, которая привыкла всюду совать свой длинный нос (зачастую помимо своей воли).

“разрушения” от воздействия второго фактора являются особенно значительными. его результатом явился, к примеру, камбун (漢文).

на ранних этапах проникновения китайских иероглифов в японию японский (устный) и китайский языки сосуществовали обособленно. знать китайский язык считалось высшей степенью образованности: ведь человек мог не только пересказывать, но и записывать рассказанное и услышанное. но, поскольку японского письменного языка не существовало, услышанное переводилось на китайский и китайским же записывалось. спустя некоторое время японцы все же стали пытаться записывать китайскими иероглифами (других у них не было) японские тексты. проблема была не только в том, что японские слова изобилуют суффиксами и окончаниями, которых нет в китайском языке, но и в различном порядке слов, которые и в китайском и в японском языках значительно влияют на смысл предложения.

первую проблему решили, отказавшись, по мере возможности, от окончаний. по сути, такое предложение выглядело как “это утро я идти магазин купить хлеб”. в принципе, таким же языком является английский язык: “this morning i go to a shop to buy some bread”. что “это утро”, что “этим утром”, что “этого утра” на английском звучит одинаково “this morning”. “хлеб”, “хлеба”, “хлебом” – все bread. “иду”, “идет”, “идут” – go.

вторая же проблема решилась хоть и не эффективно, зато просто: возле иероглифов стали ставить значки, указывающие на “правильное” местоположение слов в японском предложении. т.е., текст писался как бы по-китайски, а чтобы его прочитать на японском, нужно было назвать слова, обозначенные китайскими иероглифами, по-японски и в указанном порядке.

kambun

неудивительно, что камбун – по сути, письменный язык, т.е. им пишут, но на нем не говорят. это мне напоминает французское глагольное время passé simple, которое употребляется почти исключительно в письме, и в разговоре французы его не употребляют, пользуясь passé composé. тем не менее, камбун изучают в японских школах.

так вот, такое многостороннее участие внешних сил в судьбе японского языка породило двоякочтение японских числительных: wago (和語) и kango (漢語). wago – исконно японское прочтение, kango – китайское.

kango-прочтение числа 6 звучит ろく, wago – む、むい、むっつ. поскольку названия месяцев григорианского календаря появились в японском языке сравнительно недавно, числительные в них читаются kango, порядковое же число дня в месяце – штука достаточно древняя, его японцы использовали задолго до календарной реформы и даже задолго до появления на японских берегах китайцев с их талмудами. поэтому для их прочтения используется wago.

вот и получается, что буквально в одном словосочетании “шестое июня” (六月六日) число 6 читается по-разному: ろくがつむいか.

уфф. устал. а ведь изучил всего две группы иероглифов из японского букваря (причем, так – вскользь).. нет, определенно японцы должны быть очень умными, если у них такое творится уже в первом классе самой обычной школы.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s