глаголы, глаголы, глаголы

japan 日本語

довольно давно купил приложение для surface – human japanese. приложение не из дешевых, особенно, если учесть, что мобильные приложения, как правило, стоят поменьше десктопных. к тому же есть две последовательные версии – для зеленых новичков и продвинутых японистов. я купил оба и начал, как водится, с начального уровня. однако, как любое учебное пособие, которое попадает ко мне в руки, эти приложения постигла извечная участь: поигравшись немного, я их забросил.

human_jap

не знаю точно, в чем причина моего такого легкомысленного отношения к учебникам. может быть, потому что у меня сейчас слишком много возможностей, чтобы их приобретать?

помню свое первое пособие по английскому языку. ведь в школе и в университете я учил французский, и желание выучить английский возникло из посыла “надо бы”. к тому времени я уже очень плотно занимался программированием и навострился читать help’ы на английском. подумал, что хорошо бы не останавливаться на достигнутом и как-то немножко больше разобраться в этом незнакомом доселе языке.

вы скажете, как можно не просто не знать, а даже “не сильно хотеть” выучить английский? будете правы. и да, английского с какого-то времени в мире стало очень много. еще больше его становилось с все возрастающим потоком всяческого шмотья, просачивавшегося через “железный занавес” с запада. даже пол английского слова, напечатанного на “лейбе”, считалось чем-то очень крутым, элитарным и потому вожделенным.

однако же с точки зрения обычного человека (не фарцовщика, не дипломата и не “золотой молодежи”) английский был ничем не лучше и не хуже любого другого иностранного языка. английский язык, французский язык, немецкий язык – эти словосочетания вызывали лишь слабые ассоциации со школьными предметами, наряду с математикой и пением. результатом такого отношения к иностранным языкам стало то, что к первому семестру университета я по-английски не знал ни единого слова.

конечно же, жизнь расставила все по своим местам. чем дальше, тем все чаще мне приходилось сталкиваться с этим “языком всея земли”, хотя в самом начале и предстал он передо мной в виде названий операторов программирования языка FORTRAN: PRINT, GO TO, INPUT, IF были всего лишь кодовыми словами, которые обозначали определенные действия компьютера при выполнении написанной программы. лишь позже стали обнаруживаться скрывающиеся за ними понятия “напечатать”, “перейти”, “ввод”, “если” и т.д. ну, и как я уже сказал, появление в нашем университете персональных компьютеров послужило для меня именно тем самым пинком, кинетический импульс которого движет мною и по сей день.

comp_iskra_01

первые DOS-персоналки в нашем университете (“Искра-1030” с MD-DOS 2.0), конечно же имели какие-то зачатки русификации (для переключения РУС/LAT на клавиатурах даже наличествовала специальная клавиша!), но все же операционная система, языки программирования, доступные тогда, изобиловали английскими словами, и волей-неволей приходилось с ними плотно общаться. и вот в один прекрасный момент моя душа возжаждала поближе познакомиться с английским языком, который все еще являлся для меня тайной за семью печатями. если я почти не испытывал трудностей, чтобы глазами пробежаться по английскому тексту и понять, о чем идет речь, то ни прочитать вслух, ни тем более составить самому более-менее грамотную фразу и ее произнести я не мог.

интернета тогда не было. вернее, он был, но “где-то там” и, к тому же, в очень зачаточном состоянии. я уж не говорю о том, что даже компьютера у меня своего не было. но пере- и постперестроечный ажиотаж уже успел овладеть азами рыночной экономики, и на уличных лотках появились издания агаты кристи, толкиена и сименона, а в музыкальных магазинах – пластинки the beatles и led zeppelin. кроме беллетристики и рок-музыки можно было уже найти учебники по разным языкам и даже пластинки с аудио уроками, причем оригинальными – т.е. не переводными. зарождающаяся рыночная экономика уже научилась копировать приходящий с запада товар, но еще не научилась делать что-то самостоятельно.

к чему все это мое пространное лирическое отступление? именно в то время я купил у какого-то уличного продавца оксфордский самоучитель английского языка.

книжка маленькая и неказистая – явный репринт оригинального издания, не очень опрятный и на плохой бумаге. но это был самый настоящий, самый аутентичный учебник – причем без единого русского слова внутри (хотя наша типография все же умудрилась натянуть на англоязычное издание русскоязычную обложку)!
211510
с тех самых пор, кстати, я отдаю предпочтение учебникам иностранных языков, которые выпускаются самими носителями языка без какой-либо ориентации на определенную аудиторию. такие учебники являются, по моему мнению, самым действенным способом овладеть языком – когда ты полностью поглощаешься в материал, не расхолаживаешься постоянными подсказками на родном (или знакомом) языке и просто вынужден прилагать усилия, чтобы разобраться с новыми знаниями. так вот этот самый оксфордский учебник я затер до дыр. я его таскал с собой везде и всюду (благодаря компактному формату), я использовал любую возможность, чтобы его полистать, поупражняться в произношении и в запоминании глагольных форм.

и самое главное: очень долгое время эта книга была моим единственным учебником английского, и поневоле мне приходилось снова и снова возвращаться к нему, когда у меня возникало желание поучиться.

сейчас же все мои учебные пособия по иностранным языкам занимают целый шкаф и, честно говоря, уже с большим трудом там помещаются. в какой-то момент времени у меня появилось ложное представление, что покупка нового (пусть даже самого крутого) учебника автоматически продвинет меня в овладении языком.

данная статья как-то с самого начала стала попахивать ностальгией, поэтому не зазорно и продолжить.

однажды в далеком детстве друг подарил мне на день рождения книгу. так получилось, что мое детство не было избаловано литературой вообще и хорошей литературой в частности. поэтому то, что попадало в мои руки, зачитывалось до основания и оставляло в моей памяти отчетливые следы. в одном из рассказов этой книги шла речь о мальчике, который ходил в детсад, и в этот детсад однажды пришел его друг и похвастался: “приемник делаю”. это так подействовало на героя рассказа, что он тоже решил сделать радиоприемник. придя домой, он полез в кладовку, достал оттуда прямоугольный кусок фанеры, затем принес с кухни тарелку, положил ее на фанеру и карандашом очертил круг.

убрав тарелку и оценив со стороны нарисованную окружность, он для себя как-то уже решил (ключевой момент), что дело почти сделано. оставалось всего ничего: сделать в фанерке дырку, сколотить ящик, в ящик положить радиодетали – и приемник готов! рассказ заканчивается тем, что родители оценили тягу ребенка к радиоэлектронике и даже организовали ему экскурсию на завод, где огромные станки проделывали в стальных заготовках отверстия самых разных размеров и форм. было очень интересно.

так вот этот рассказ совершенно не сообщает, закончил ли мальчик делать приемник и даже проделал ли он в той фанерке дыру, как хотел. скорее, автор хотел изобразить эдакого безнадежного мечтателя, для которого сама мечта уже является настолько осязаемой, что не нуждается в воплощении.

когда я покупаю очередное учебное пособие по японскому, испанскому, чешскому ли языку, я себе напоминаю того мальчика с фанеркой и тарелкой. ведь дело остается за малым: прочитать учебник, выполняя по пути все имеющиеся в нем задания, между занятиями регулярно повторять пройденным материал, параллельно читать какую-нибудь литературу на этом языке, слушать радио или музыку, смотреть фильмы и т.д и т.п. и дело, как говорится, в шляпе!

но нет. я покупаю учебник и уже в мечтах легко и непринужденно общаюсь с японцем, испанцем или чехом.

очень длинное получилось у меня отступление (содержащее к тому же свои собственные внутренние отступления), наверное, достойное, чтобы ему отвели отдельную статью. но я не буду этого делать, потому что блог, все-таки, посвящен языкам и их изучению, а не пространным ностальгическим воспоминаниям. поэтому возвращаюсь к тому, что это отступление должно было проиллюстрировать.

так вот human japanese. пару недель назад я снова взялся за это приложение, но сразу за вторую часть. первая часть меня немного нервирует, потому что там вовсю используются romaji. понятно, для новичков это очень удобно – не все сходу овладевают хираганой, но меня латиница ужасно раздражает, потому что катастрофически уменьшает обучающий эффект: вместо того, чтобы тренироваться читать хирагану, глаза невольно скашиваются в сторону латинских букв. к тому же вторая часть предлагала продвинутые материалы, посвященные спряжению японских глаголов, и даже некоторый джентльменский набор 漢字. по-хорошему, первую часть тоже надо пройти, потому что вторая часть изобилует постоянными отсылами к ней, но, все же, пока мне интересно копаться именно во второй.

я много раз набрасывался на японские глаголы, используя для этого разные ресурсы, но ни один у меня как-то не пошел. human japanese пока выглядит обещающе. именно из него я почерпнул знания, которые собираюсь изложить ниже в виде хороших и плохих новостей.

  1. хорошая новость: во-первых, все японские глаголы оканчиваются на う и его производные (く, ぶ, む и т.д.). это не значит, что все слова на う являются глаголами, но, по крайней мере, если встречаешь японское слово, которое заканчивается, допустим, на い, уже точно можно сказать, что это не глагол.
    конечно, имеется в виду только неопределенная форма. японские глаголы, как и в русском и других европейских языках, меняют окончания, чтобы отразить грамматическое изменения слова. в словарях, понятно, приводится именно неопределенная форма глагола.
  2. во-вторых (и это тоже хорошая новость), все японские глаголы можно поделить на две большие группы (я здесь излагаю принципы этого деления, почерпнутые именно в human japanese). в зависимости от группы глагол подчиняется тем или иным принципам спряжения – общим для всей группы. на основании того, как ведут себя глаголы, авторы human japanese назвали их “отбрасывателями” и “изменятелями” – droppers (ichidan, как называют их японцы) и changers (godan). новая форма отбрасывателя образуется путем отбрасывания окончания неопределенной формы и добавления нового окончания, изменятели меняют свое окончание, после чего уже добавляется нужное окончание.
  3. еще одна хорошая новость: к изменятелям относятся, во-первых, все глаголы, которые не оканчиваются на る. это такая себе фундаментальная истина, к которой принадлежит и следующая: глагол, который заканчивается на ある, うる, おる, также принадлежит к изменятелям.
  4. теперь плохая новость: остается достаточно небольшая часть глаголов из тех, что оканчиваются на いる или える и также принадлежат к изменятелям. часть эта оценивается примерно 1 к 7, т.е. около 14%. все остальные глаголы, а именно 86% глаголов, которые оканчиваются на いる или える – отбрасыватели. новость эта не очень хорошая, потому что, вообще говоря, нет никакого формального признака, по которому いる- и える-глаголы можно было бы отнести к отбрасывателям или изменятелям. более того, есть глаголы, которые хираганой пишутся (а значит произносятся) одинаково, но относятся к разным группам. к примеру, 着る(きる)– “носить”, относится к отбрасывателям, а 切る(きる)– “резать” – к изменятелям.

ichidan-godan

  1. хорошая новость: глагольные формы в японском языке очень немногочисленны и очень “законопослушны”. “неправильных” глаголов в японском языке насчитывается буквально пара штук – некоторые источники относят к ним 来る(くる)– “приходить”, и する – “делать”, а некоторые к ним добавляют еще парочку.
    времен в японском языке аж два: настоящее (которое употребляется и вместо будущего) и прошедшее – праздник для человека, знакомого с бесчисленным множеством времен французского и испанского языков и с таким же бесконечным числом неправильных глаголов, которые не подчиняются даже тому бесчисленному множеству!
  2. плохая новость: несмотря на такое минималистическое количество времен, поводов для изменения окончаний японские глаголы все же имеют достаточно. поводом может послужить отрицание, или продолженность действия, или уровень вежливости, с которым человек обращается к собеседнику – разве только не солнечная активность. утрирую, конечно, но, действительно, иногда возникает ощущение, что японские глаголы имеют слишком много окончаний.
  3. хорошая новость: японские глаголы совершенно игнорируют такие грамматические понятия как число, род и лицо, а иногда и время (имеется в виду настоящее и будущее). катастрофическое разнообразие форм в русских словосочетаниях “я хожу, я пойду, я собираюсь пойти, ты пойдешь, ты ходишь, мы ходим, вы ходите, они пойдут, он собирается пойти, она ходит, оно пойдет, вы пойдете” все переводится на японский язык одним словом: 行く. причем, абсолютно это же слово присутствует в словаре и переводится “ходить”.
  4. не то, чтобы следующий факт был плохой новостью, но все же новость для европейцев достаточно неожиданная и непривычная. и связана она со странной привычкой японцев “изъясняться задним числом”. я уже рассказывал о том, что для европейца в японском языке совершенно нелогичный порядок слов в предложении. сказуемое – т.е., собственно, действие, о котором говорится в предложении (сказывается – отсюда название части речи), ставится в конце предложения. предлоги идут за относящимися к ним словам. отрицательная форма глаголов выражается в изменении их окончаний – т.е. опять же, узнать о том, любит тебя девушка или нет, можно, только дослушав всю фразу до конца. не то, что в русском или английском языках: слышишь “я тебя не…” или “i don’t…” и сразу все понимаешь. あ…, говорит тебе японка, い…, し…て..い..ま… и ты летаешь от счастья на крыльях любви, и только в конце до тебя доходит смысл фразы, когда слышишь: …せん!

download_file-3-1024x576

наверное, дело в исключительной вежливости японцев – зачем сразу человека огорошивать неприятностью, если можно подарить ему пару лишних секунд приятных надежд..

некоторые моменты, которые мы привыкли обозначать дополнительными глаголами, которые и ставим во главу угла, в японском языке, опять же, переносятся в самый конец. в выражениях “я хочу есть”, “я не хочу есть”, “я могу есть”, “я не могу есть” в японском языке первым делом идет глагол 食 – собственно, “есть”, а уже потом уточняется, что конкретно я имею в виду по отношению к процессу приема пищи: 食べたいです, 食べたくありません, 食べだれます, 食べだれません.

лирические отступления совершенно беспардонным образом съели весь мой лимит на эту статью, поэтому продолжу в следующей.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s